Семь Дорог

клуб путешествий

Пятница, 31 Январь 2014 12:36

Велопоход по Восточному Казахстану

Велопоход по Восточному Казахстану состоялся с 3 по 14 июля 2012 года.

Нитка велосипедной части маршрута: Большенарымское - Катон-Карагай - Старо-австрийская дорога - оз.Маркаколь - Алексеевка - Киин-Кериш - Аманат - Шекельмес - Курчум - Свинчатка - Большенарымское.

kazah map

Общая протяженность велосипедной части маршрута: 765 км.

Откуда? Куда? И сколько вам за это заплатят?

Такое название моему отчету о нашем велопоходе по Восточному Казахстану я дала не случайно. Эти вопросы оказались типичными при общении с местными жителями, для которых, по всей видимости, мы так и остались носителями загадочной русской души. Но обо всем по порядку.

В велопутешествие по Восточному Казахстану мы собрались компанией из 8 человек (Даня, Андрюха, Макс, Вадик, Ирина, Даша, Игорь и я). Руководителем группы на этот раз был Даня, чему я была более чем рада. Более ответственного человека трудно себе представить. В его компании реально чувствуешь себя в безопасности.

1

Детали предстоящего маршрута мы долго обсуждали с Даней еще зимой в попытках сделать маршрут оптимальным с точки зрения сочетания его насыщенности интересными местами и ожидаемой физической нагрузкой на наши организмы. И, по-моему, все получилось очень даже здорово. Запланированный маршрут имел возможные варианты прохождения в зависимости от ситуации. Жаль, что в итоге остался в стороне Черный Иртыш, куда мы уже не успевали доехать, что погода нам не дала вдоволь погулять по заповеднику. Но это ли не повод вернуться обратно за новой порцией впечатлений. Готовясь к поездке, меня больше всего волновало, как я справлюсь с жарой, которая летом в Казахстане обычное явление. Тем более, что первая половина лета в Москве в этом году была весьма прохладной. Зато в этот раз у меня был шанс поплавать. В прошлые походы такой возможности у нас не было.

Долгожданная встреча произошла 2 июля. Барнаул встретил меня теплым дождем и радугой. Это был хороший знак. Оставшаяся часть дня пролетела совсем незаметно за подготовительной суетой и болтовней на разные темы со старыми знакомыми.

3 июля. Заброска

Утро 3 июля 2012 г. началось рано. В 4 утра мы выехали на погрузку машины. На этот раз Даня использовал новый способ перевозки велосипедов на крыше Делики. Велосипедам предстояло ехать в собранном виде и в вертикальном положении. В итоге получившаяся конструкция оказалась весьма устойчивой и очень даже внушительной. После загрузки первой порции велосипедов мы отправились на сбор оставшейся группы. Очень скоро мы покинули Барнаул. Вопреки моим ожиданиям ехать нам пришлось совсем не по Чуйскому тракту. А ведь по карте нужные нам места были так близки к Катунскому заповеднику… Но границу нужно было пересекать в Шемонаихе, а значит, нужно делать приличный крюк. Долгая дорога и хмурая погода способствовала моему крепкому сну. К часу местного времени мы прибыли на пограничный пост.

-1101

К нашему удивлению, таможенную проверку мы прошли достаточно быстро (не более часа на все про все). Здесь мы первый раз услышали вопросы суровых пограничников о том, откуда и куда мы едем. На Казахской границе нас предупредили о том, что в этом году много волков, и что нам следует быть осторожными. Нам выдали миграционные карточки, которые нужно было в обязательном порядке сдать на обратном пути. Хорошо, что теперь уже не нужно в трехдневный срок регистрироваться всем въезжающим из России в местной милиции.

На таможне Даня поменял рубли на тенге. Потом с обменом рублей могли бы быть проблемы.

В Казахстане тоже шел дождь. Очень скоро после пересечения границы дорога начала виться по горному серпантину, потом она вывела нас к берегу Бухтарминского водохранилища. Виды открывались сумасшедшие, но останавливаться времени не было. Нужно было успеть на встречу в Усть-Каменогорске, где мы должны были забрать готовые пропуска в приграничную зону для нашей группы. Заодно Ира с Даней приобрели местные сим-карты. В Казахстане рулит Билайн.

5

Усть-Каменогорск из окна машины мне показался сумрачным. Но при этом он удивил меня обилием скульптур разных животных, установленных вдоль городских улиц. Несмотря на влажную погоду, в городе чувствовался устойчивый запах промышленного города. Как хорошо, что мы скоро вырвались из его плена.

Вскоре после Зарьяновска было решено встать лагерем на ночь. Остановились на р. Бухтарма. Сразу после моста направо уходила грунтовая дорога. После дождя на ней образовались широкие лужи, о глубине которых можно было только догадываться. Но Даню ими было не испугать, и мы, успешно их преодолев, выкатили на широкую полянку на берегу реки. Сколько тут было комаров, и какие они были голодные. Но мы то тоже не такие уж простаки. Быстренько побрызгались репеллентами, так что больше нам комары особенно и не досаждали. Река оказалась достаточно широкой и бурной. Вода в ней была такая теплая, но купаться мы не рискнули из-за сильного течения. Ужинали уже в темноте. Засидеться у костра нам не дал дождик, который словно ждал, когда мы помоем посуду, чтобы снова начать свое мокрое дело. Дождь шел всю ночь. Под стук капель о тент палатки и шепот воды в реке спалось особенно сладко.

4 июля. Вкатываемся потихоньку. 66км.

Утром на реке стоял туман. Дождя уже не было, но все было сырое. Было очень тихо, лишь редкие машины, проезжавшие по мосту, нарушали покой этого места. Странно, но комары здесь, видимо тоже любят поспать подольше. По крайней мере, с утра вечерняя атака на нас не повторилась. При дневном свете оказалось, что вдоль реки есть натоптанная тропа. По всей вероятности, это место пользовалось популярностью у рыбаков, один из которых заходил к нам за сигаретами, коими мы его угостить не смогли. После завтрака мы отправились к месту старта нашего путешествия. Нам нужно было доехать до п. Большенарымское, где мы должны были оставить нашу Делику и пересесть на велосипеды, а она должна была гостевать 10 дней во дворе гостеприимных хозяев. Но сначала мы заехали на заправку, где Макс в погоне за интересным кадром умудрился искупать в солярке себя, Даню и Ирину куртку. Но, собственно, кадр он поймать все-таки успел. В Большенарымском мы слегка поплутали в поисках улицы Абая (по версии нашего штурмана - Алабая ). Что больше помогло - объяснения местных жителей, отправлявших нас в противоположные стороны, или Данина интуиция - я не знаю, но мы как-то нашлись. Во дворе нужного нам дома уже стояла машина с русскими номерами. Это Антон с бийчанами ушли на маршрут раньше нас. Их путь был длиннее и по километрам и по ходовым дням, у нас был шанс пересечься, но его мы так и не реализовали. Мы оказались проворнее, чем они ожидали.

31

В момент загрузки продовольствия в рюкзаки выяснилось, что любителей тушенки среди нас оказалось мало. В связи с этим несколько банок оной было решено оставить в машине. К слову сказать, большая часть мясных и рыбных консервов, взятых в поход, так и вернулась обратно, как ни старались их хранители рекламировать свой груз. Зато сладости кончались в считанные минуты. Даня не успевал пополнять их запасы.

Из Большенарымского мы выезжали под дождем. На первом же затяжном подъеме нас обогнала машина, из которой нам навстречу вышли солидные мужчины в костюмах и при галстуках. Оказалось, что это были представители районной администрации. Очередных вопросов о том, откуда мы и куда едем, мы не избежали. Но на сей раз, мне показалось, что нашим собеседникам это реально было интересно. Мы получили предложение заехать в один из клубов, пообщаться с молодежью, но нам это было совсем не по пути. Вот уж не ожидала я такого внимания…

33

Дождик закончился как-то незаметно, выглянуло солнышко и катить стало заметно веселее. Да и дорога была ровной с очень слабым движением автотранспорта.

На первый день была задача подъехать как можно ближе к Катон-Карагаю, вработаться в походный режим и снова привыкнуть к поездке с грузом. У родника в одной из деревень начались наши первые поломки.

На этот раз вышел из строя мой багажник. Ребята успели уехать вперед. Мы же с Даней на открытом пространстве под знатно пригревающим солнышком занялись ремонтом. Ну, то, что занялись мы – это круто сказано. Чинить то пришлось Дане. Меня он отправил на поиски кусков проволоки, которые так в итоге и не пригодились. Все время пока мы пытались справиться с багажником, рядом с нами на обочине сидел молодой казах. Одновременно он беспрестанно разговаривал по телефону. Собственно, наблюдать за нами он начал еще в тот момент, когда мы всей толпой искали воду. Если честно его присутствие немного раздражало. Слава Богу, в конце концов, за ним кто-то приехал, и он избавил нас от своего общества. С багажником Даня справился, и мы поехали догонять ребят. Я очень надеялась на то, что они встали на берегу прохладной речки, где можно будет охладиться. Я буквально уже закипала. Но уехали они не сильно далеко, и воды поблизости вовсе не было. Слегка перекусив, мы поехали дальше. Очень скоро после перекуса силы начали меня покидать. Ноги просто не хотели крутить. И это было весьма странное ощущение. Я же готовилась так, как никогда раньше. За плечами в этом сезоне было накручено уже больше 1000 км. Почему? Почему? Почему? Эти мысли не давали мне покоя. Я четко видела, что из-за меня группа сильно начинает тормозить, и это был только первый день. Все это вовсе не придавало оптимизма. Ира и Даня были рядом, заговаривали мне зубы. Я уже не обращала внимания на то, что меня окружает, просто хотелось сделать так, чтобы педали крутились. Но с каждым километром мне давалось это все труднее. Ноги словно были онемевшие. Я потом долго соображала, что могло произойти. Пришла к выводу, что вероятнее всего были две основные причины – перегрев и непривычное седло. В клубе я позволила себя уговорить на то, что ехать надо на комфортном седле. И это при том, что я все время катаю на родном меридовском узком седле. Сначала реально было ощущение, что я еду в кресле, только подлокотников не хватает, но потом это вылилось в проблемку. Вот так на практике я поняла, что если уже не брать в поход свой велосипед, то седло то уж лучше везти с собой свое, родное, или подбирать максимально приближенный вариант.

4

Я благодарна Дане за то, что на ближайшем ручье было принято решение вставать лагерем, хоть и проехали мы всего за этот день 66 км. Место было не самое лучшее, но ребята безропотно подчинились, и мы прямо по полю доехали по густой траве до зарослей не то кустарника, не то мелких деревьев, возле которых и разбили наш лагерь.

3

Странно. Но в этом месте живут видимо очень большие кроты. Мы их самих не видели, зато видели норы и кучи земли, отсыпанные то там, то тут…. Причем эти холмики были раза в три-четыре больше тех, которые я привыкла наблюдать в местах обитания подмосковных кротов.

Встали как раз вовремя. Очень скоро начался закат. И тут Иринка обнаружила, что где-то потеряла свой телефон с местной симкой. Номер ее остался в машине, так что позвонить мы на нее не могли. Поиски не дали результатов, и Иринка, похоже, смирилась с мыслью о том, что теперь у нее будет новый телефон.

Долго сидеть у костра что-то не хотелось, видимо сказалась накопленная усталость от дороги, поэтому мы быстро разошлись по палаткам. Уснула я быстро, но вскоре меня разбудила какая-то возня, которая происходила прямо под моей головой. Я сначала думала, что мне причудилось, но возня продолжалась. Было полное ощущение, что мы поставили палатку на выход одной из нор, которые были замечены нами по всей полянке, и из этого выхода кто-то пытался вылезти. Мои соседи по палатке дрыхли без задних ног и ничего не слышали. Как такое можно было не услышать? Несмотря на мои хлопки по дну палатки, шорох не затихал. Настойчивости и отважности зверя можно было только позавидовать. Мне стало страшно от мыcли, что эта тварь сейчас прогрызет дно палатки и полезет через наши головы, но палатка ее, видимо, волновала мало. Некоторое время я сидела в ожидании, когда этот зверь уберется из под облегченного дна. Но он словно тоже замер в ожидании. Но спать то хотелось… Надеясь, что мой гость передумал вылезать, я решила все ж таки снова лечь спать. Но на всякий случай постаралась лечь подальше от края палатки. Это получилось плохо, т.к. места в палатке было, мягко говоря, немного. В общем, худо-бедно я начала опять засыпать. Когда я почувствовала, как подо мной что-то явно шевелится, я еле сдержалась от того, чтобы не заорать на весь лагерь. Я подскочила и уже больше не смогла лечь до тех пор, пока непрошенный гость не выбрался из под палатки. Утром в мою историю народ не поверил, надо было-таки разбудить их, чтобы вместе охранять палатку.

5 июля. Взятие Бурхата. 76км.

Утро 5 июля было добрым. В лучах утреннего солнышка окружающие пейзажи показались мне волшебно красивыми.

Как я не заметила этого с вечера. Горы, которые подступали с обеих сторон к нашей дороге, сверху были укрыты пушистым одеялом из белых облаков. Был полный штиль.

6

Трава все еще была мокрая после вчерашнего дождя. День обещал быть знойным. После плотного завтрака мы стали выбираться на дорогу. И, о счастье, в зарослях травы, через которую мы продирались вчера, Макс нашел Ирин телефон. Он был мокрый, но живой. Даже батарейка не села за ночь. Иришка радовалась находке безмерно. Ближе к дороге начали попадаться кустики луговой клубники, но ягоды были еще зеленые. Так можно было пощипать изредка полурозовые ягодки, но их было мало. Когда мы вылезли на дорогу, я обнаружила, что педали начали как-то уж странно скрипеть, заметно сильнее, чем накануне. Я отнесла это на счет того, что вел сильно намочила еще с вечера. Может, перестанет, когда просохнет. От вчерашней усталости, слава Богу, не осталось и следа, но я решила, что лучше постараться выехать чуть раньше остальных, чтобы не тормозить группу на случай повторения вчерашней истории. Да и вообще ехать вначале группы гораздо лучше. Можно ехать в своем темпе, останавливаться там, где хочешь, чтобы пофотографировать, в любой момент можно пройтись пешком, если крутить уже не остается сил…

Вскоре я поняла, что мои опасения по поводу моего самочувствия не оправдались, ехалось легко и настроение было отличное. Через некоторое время группа начала растягиваться. Мы с Максом доехали до указателя на Катон-Карагай и стали дожидаться наших.

32

Первыми мы заметили Игоря и Дашу. Они о чем-то увлеченно беседовали у ручья под горкой с пожилой парой. Вскоре мы узнали, что ручей этот для местных является святым источником, а дерево с ленточками оказалось деревом силы. Казахи рассказали ребятам, как правильно загадывать желания в этом месте. Подтянулись Вадик и Ира, и мы решили вернуться к ручью, чтобы дожидаться отставших в тенечке у воды. Решили даже сварить кашу. Раз уж мы вернулись к ручью, то я решила не теряться и загадать желание. Как полагается, умылась трижды ключевой водицей, попросила у Бога прощения за все и загадала. И ведь все, что загадала, сбылось. Эх, надо было загадывать более глобальные желания (на перспективу)… Вода не успела еще закипеть, как подъехали Даня с Андреем. Оказалось, что были проблемы с велом сначала у Вадика, потом Андрюха прокололся. В общем, поход начался. Пока мы обедали, погода начала портиться. По небу поползли тучи.

 Время от времени были слышны далекие раскаты грома. Осмотр моего велика показал, что шатун нужно было бы подтянуть, а торцевого ключа с собой не было, решили разделиться. Ребята отправились за пропусками в заповедник, а мы с Даней поехали на шиномонтаж в поисках нужного инструмента. Но он как назло был закрыт, а водители в Казахстане, как оказалось, предпочитают ездить без ключей, даже на откровенных развалюхах. И правда, зачем им ключи… Мы долго катались в поисках сервисных мастерских, но попали в обед, а где его не было, не было и ключей. В итоге помог нам водитель КАМАЗа, тоже ожидавший конца обеда в одном из сервисов. После Даниных манипуляций мой велик словно сам поехал. Крутить стало заметно легче, и педали хрустеть почти совсем перестали.

Забрав пропуска, мы всей командой выдвинулись в сторону заповедника. На сегодня мы планировали перевалить через Бурхат и заночевать на территории заповедника на берегу реки Кара-Коба. Но до свертка на перевал нужно было преодолеть еще около 20 км по асфальту. Катилось достаточно легко. Но в горах шел сильный ливень.

34

Временами до нас доносились раскаты грома, да и дождевую завесу было хорошо видно. Временами казалось, что краем тучи нас вот-вот зацепит, и мы снова начнем мокнуть под дождем. У поворота на грунтовку мы решили дождаться замыкающих. К тому моменту, когда мы все собрались, над дорогой к перевалу выглянуло солнце, стало жарко.

О том, что здесь недавно прошел дождь, говорила только грязная дорога, по которой очень скоро стало невозможно ехать. Колеса шли юзом, цепляя липкую глину. Так началось наше восхождение. Недалеко от избушки егерей решили слегка перекусить и набрать воды. В ручье Даня нашел подкову. Еще один хороший знак. Прямо рядом с дорогой местами попадалась луговая клубника, ее было мало, но она пахла на припекающем солнышке, и не полакомиться ею было бы обидно. Вообще на Бурхат мы поднимались в очень расслабленном состоянии, учитывая, что время то шло к вечеру. Мы то и дело останавливались, ели сначала клубнику, потом жимолость, фотографировались…

-1106

Ну не все конечно расслаблялись. Дане и Игорю было не до этого, они фактически дважды зашли в перевал, помогая Ире и Даше. Дорога в перевал шла словно ступеньками, наклон был не сильно большой, местами можно было даже ехать на малых скоростях, но мне быстрее получалось идти, тем более, что постоянно попадалось что-то интересное: сначала какие-то диковинные растения в т.ч. напоминающие лианы, цветы которой были похожи на отцветшие клематисы, потом запахло кедрами. Их еще не было видно, но они пахли. Вообще, как только мы вошли в зону леса, воздух стал тягучим, наполненным смесью ароматов разной интенсивности, иногда мой нос натыкался на слой нового аромата, но его источник удавалось найти далеко не всегда. Оставалось только наслаждаться по мере сил этими чудными запахами.

-1109

Приближался закат, а по показаниям адометра нам еще нужно было подняться не меньше, чем на 300 м. Возле нас остановился казах на УАЗике, который предложил подбросить желающих, уж больно ему стало жалко девчонок. Но никто не дрогнул. Все решили двигаться своими силами, особенно, когда узнали, что нам осталось всего 3 полочки. Странный был Казах. После этой встречи мы прошли, кажется, еще 7 полочек до встречи с погранцами, а потом было уже темно и полочки уже были совсем не явными, а может это бы последний вираж до вершины. До встречи с пограничниками мы успели понаблюдать за уходящим за тучи солнышком, вскоре внизу стали заметными огни далеких населенных пунктов и фар машин, передвигающихся по дорогам. Пограничники остановились, завидев огни наших фонарей, спутав нас с приближающимся автомобилем.

35

Они выбрали для остановки относительно широкое место, где могли бы разъехаться две машины. Здесь мы дожидались сбора всей группы. Стало темно и холодно, какое счастье, что у Вадима еще была практически полная полторашка воды. Погранцы снова пугали нас волками и рекомендовали во что бы то ни стало спуститься с перевала к лагерю геологов и заночевать там, ради нашей же безопасности. Мы обещали постараться. После этой остановки дорога пошла заметно круче. Всходила луна, но это вовсе не добавляло оптимизма, даже мощные лучи фонарей не могли дать четкую картину того, что ждет нас впереди и скоро ли вершина. В темноте появились новые запахи. Мой фонарик выхватил рядом с дорогой кочку каких-то белых цветов, источавших пряный аромат. На ощупь их стебель оказался липким… Наконец мы поняли, что находимся на самой вершине, где-то по камням шелестела вода, но в полной темноте ее сквозь камни видно не было. Догнавший нас Даня сказал, что мы на радостях, что можно уже ехать, проскочили ручей, и что нужно вернуться к нему и вставать на ночевку. Мы вернулись к ручью, но в темноте мы, видимо, проскочили развилку, поэтому отставшие Игорь с Дашей не могли понять, как мы оказались заметно правее той дороги, по которой шли они. Даня пошел им навстречу напрямую через карликовую березку и вскоре привел их к месту стоянки. Было уже около полуночи по Барнаульскому времени. На перевале дров не было, еду готовили на горелках. Замечу, что температура упала до 6 градусов и это при том, что ехали мы в горячий Казахстан загорать и купаться, а особо горячие парни не взяли с собой теплых вещей. Даню отогревали вместе с приготовлением макарон на водяной бане, одев на него предварительно дождевик. После быстрого ужина все разбежались по палаткам. За этот день мы прошли 76 км.

6 июля. На Маркаколь. 55км.

На рассвете 6 июля я проснулась от странных звуков. Вылезать из палатки было лень, поэтому я могу судить о происходившем только по звукам. Сначала, как мне показалось, над лагерем носились летучие мыши. Потом между палатками перелетала какая-то крупная птица. Каждое свое перемещение она сопровождала пронзительным криком. Странно, что этого никто больше не слышал. Хотя я знаю, отчего так чуток был мой сон в эту ночь. Просто палатка стояла под уклон, в итоге Данька с Ирой спихнули меня практически на стенку палатки. В конце-концов я разбудила обоих, и они таки сдвинулись обратно, но не надолго. Утром я была в приятном шоке от того, насколько красивым оказалось место нашей стоянки: около ручья было поле крупных синих аквилегий (колокольчиков – водосборников), меж которых яркими пятнами виднелись жарки и калужница. Но желто-рыжие вкрапления попадались только у самой кромки воды, а поляна синих цветов простиралась до видимых взору далей вниз по течению ручья. Интересно, что крупными были не стебли, а сами соцветия. Один цветок практически перекрывал большую часть моей ладони. Выше по течению были заросли березки.

За завтраком Даня объявил нам, что мы должны за сегодня доехать до озера Маркаколь, и что теперь дорога будет почти все время идти вниз, что самая высокая точка нашего похода была в месте нашей ночевки – (2170 м).

Близ нашего лагеря мы нашли еще две подковы. На это раз повезло сначала Андрею, а потом и мне. Спуск с перевала был стремительным, я ехать не торопилась.

10

Хотелось все получше разглядеть и запомнить. Взгляд то и дело цеплялся за интересные объекты. Здесь можно часами созерцать каменные осыпи причудливой формы. Больше всего мне запомнилась скала –заяц с красными ушами.

Попадались и интересные цветы. Особенно часто попадались отдельно стоящие кусты белого шиповника.

Как только останавливаешься, начинаешь замечать, сколько вокруг интересных растений. Но ребята умчались вперед, и их нужно было догонять. Около лагеря геологов на дороге нам встретились молодые бычки, которые вприпрыжку бежали впереди нас и время от времени оборачивались, чтобы убедиться, едем ли мы еще сзади или нет. Никогда не думала, что бычки могут вести себя, словно молодые щенки.

Когда дорога спустилась в долину, мы оказались на лугу, переполненном разнотравьем.

7

Красотища неописуемая, но как назло начал крапать дождик.

Сначала я недоумевала, осознавая, что желание фотографировать на каждом шагу есть только у меня, потом и у меня это желание начало пропадать. Нет, красоты не стало меньше, стало больше дождя.

Вскоре был наш первый и последний брод, на котором девушкам очень кстати пришлась помощь ребят. Вода в реке была бодрящей, бурной и очень чистой, несмотря на то, что в горах уже дней 10 шли дожди.

36

Дно реки было устлано камнями разной величины, среди которых попадались весьма красивые экземпляры. Я не устояла и прихватила с собой несколько штук. Но их красота померкла после того, как они высохли. Тем не менее, я их довезла до дома. После брода спуск продолжился, а дождь усилился, дорога шла вдоль реки, временами пересекая е по старым деревянным мостам. Мы двигались по старо-австрийской дороге, которую строили пленные немцы сразу после первой мировой войны. По моим ощущениям, она началась еще с избушки егерей на самом въезде в заповедник. Как нам рассказали местные, еще несколько лет назад они ездили по этим мостам, но теперь не рискуют и предпочитают ездить вокруг, но, тем не менее, мы встретили несколько автомобилей, которые в поисках лучшей погоды ехали от дождей и комаров с озера Маркаколь. Значит, эти мосты все еще выдерживают вес автомобиля.

37

Обедали мы на берегу реки у самого начала взлета на перевал Алтайский. Полянка была обжитой. Здесь было и кострище, и место под палатки, да и с дровами проблем не было, несмотря на сырость. Костер и чай не сильно согревали остывающее тело во влажной одежде. Решено было не ждать погоды и двигаться дальше, пока совсем не замерзли. Согрелись быстро. Начало взлета на перевал было очень крутым. Велосипед буквально приходилось втаскивать в гору, а ноги меж тем пробуксовывали на скользкой дороге. Поэтому легче было идти по траве по краю или центру дороги.

Потом снова пошли полочки, по которым вполне можно было ехать. Я заленилась, тем более, что по обочине начали попадаться грибы. Вот было бы здорово насобирать на ужин грибочков. Я какое-то время честно высматривала грибы, и мне они даже попадались, но все больше они были червивые. Потом мне надоело это развлечение, особенно, если учесть, что везти их было не в чем, и я в итоге пристроила их в свой капюшон, что не добавило комфорта при движении. Вид с перевала как то меня не впечатлил вовсе. Все вокруг из-за дождя было серое, мокрое и унылое.

-1131

Поэтому без остановки я начала спуск. Здесь он был более экстремальный, чем до перевала. Дорога шла над рекой, поэтому правая сторона дороги часто была рядом с крутым обрывом.

Ко всему прочему на всю ширину дороги регулярно попадались лужи неизвестной глубины, которые приходилось объезжать по траве на обочине. В этой траве часто попадался борщевик. Зная о его опасности, я предпочитала аккуратно обходить его стороной, насколько это было возможно. Когда самые крутые участки спуска закончились, мы наткнулись на бревенчатую дорогу, которую немцы мостили, видимо, через заболоченные места.

44

Ехать по ним было небезопасно, колесо могло соскочить меж бревен, что могло привести к поломке заднего переключателя скоростей. Но все обошлось благополучно. Зато потом начался участок знатной грязюки, в которой ноги временами вязли по щиколотку. После грязи, уже почти на самом выезде из заповедника дорога превратилась в булыжную мостовую, только булыжники на ней торчали как то совсем не удобно для езды по ним. Как только мы выбрались из леса, дорога стала гладкой и… пыльной. Такое ощущение, что мы резко переместились в зону, свободную от дождей.

Некоторое время мы ехали плотной группой, лишь когда дорога начала забираться вверх, мы начали растягиваться. Вскоре дорога пошла по лиственничному лесу. Какие запахи царили здесь. Среди них угадывались знакомые освежающие нотки лиственничной хвои, и какой-то загадочный нежно-сладкий аромат, источник которого я тщетно пыталась найти. Я даже остановилась ради того, чтобы понять, что могло источать этот запах. Оказалось, что на поляне было много голубых цветов, напоминающих незабудки, только были они необычно высокими и объемными. Странно, но проверять свою догадку я почему-то не стала, может и не они это пахли вовсе, но это объяснение на тот момент меня вполне устроило. Я старалась ехать как можно медленнее и дышать как можно глубже, чтобы напитать каждую клеточку своего тела этим дивным воздухом.

38

На выезде из лиственничного леса перед нами открылась большая поляна, наполненная разными цветами и цветущими травами. Больше всего меня удивили белые соцветия иван-чая. За краем поляны под спуском открывался вид на озеро Маркаколь.

Видимость была слабая. Над озером стояла дымка, но и она не мешала понять мощь и красоту этого места. Не часто приходиться бывать рядом со столь большими водоемами. Если бы не знать наверняка, что оно пресное, его можно было бы спутать с морем. И не мудрено, ведь его длина – 38 км, ширина – 19 км, а максимальная глубина 30 м. Интересно, что с хребтов, в котловине которого расположено это озеро, в него втекает более 100 ручьев и речушек, а вытекает всего одна – Кальджир. При планировании похода, мы хотели заночевать на берегу и обязательно искупаться в этом озере. Намерение встать лагерем у кромки воды стало еще более настойчивым, когда мы увидели водную гладь с высокого берега. Даня предположил, что хороший подход к воде есть в непосредственной близости от села Урунхайка, но ночевать близ населенки да в выходной день было не очень разумно, хотя бы если вспоминать опыт походов по Алтаю.

-1137

Было предложено два варианта – вставать на берегу ручья лесу или попытаться спуститься к берегу несколькими километрами ниже села. Издалека казалось, что берег озера в этом месте заболочен, но к берегу был сверток грунтовой дороги. Был шанс, что она может вывести нас к хорошему месту для ночевки. Поэтому по настоятельной просьбе Дарьи и Ирины мы поехали искать пляж с белым песочком. С горки катилось здорово, потом дорогу пересек заболоченный ручей, через который в разных местах можно было наблюдать глубокие колеи от крупных машин. Мы перебрались и через эту грязь, после которой дорога стала менее натоптанной и постепенно уходила вправо от озера. До кромки воды было около полукилометра, но начиналась растительность, характерная для болот, да и солнышко уже село за тучи, так что решили вставать близ того самого ручья, через который мы совсем недавно лезли. Благо тут и дров было предостаточно, и искупаться можно было в этом ручье. Вода, правда, в нем была более чем бодрящая. Погода позволила нам спокойно отмыться от грязи двух походных дней, отужинать и даже чуток посидеть у костра.

Кстати, суточный пробег этого дня составил 55 км, ночевали на высоте 1540 м.

7 июля. Мраморный перевал. Увидеть китайски барханы Бландыкум и ... 72 км.

Рассвет 7 июля проспали. Когда я вылезла из палатки, было уже тепло, но по-прежнему облачно. Хотя на небе в облаках были и просветы. Ночью прошел дождь, поэтому трава вокруг была мокрая. Тут, кстати, тоже попадался борщевик, но он был не столь мощным, как на спуске с перевала Алтайский. Может быть поэтому ребята потеряли бдительность. В общем, к вечеру трое обнаружили на ногах сильные ожоги. Которые причинили им немало хлопот как в походе, так и после него. Андрей проявил большую беспечность к своим ожогам и даже попал на больничный по возвращении домой.

41

Желания спускаться к воде у села для купания в озере как-то у нас не нашлось, и мы решили двигаться дальше. В селе прямо рядом с дорогой есть родник. Вы не представляете, какая вкусная в нем вода. Такой воды я вряд ли когда-либо пила до этого времени. И это при том, что жажда не мучила нас в тот момент. Во фляжках все еще была вода из ручья, у которого мы ночевали. У воды бегали дети с ведрами и обливали друг друга с визгами и писками. Оказалось, что был день Ивана Купалы, с чем нас поздравляли местные жители. Надо же казахи тоже отмечают этот праздник. Прикупив свежего хлеба и отведав мороженого, мы поехали дальше. Дорога снова пошла вверх, поднялся сильный встречный ветер. Ехать местами от этого было весьма сложно. Над вершинами окружающих нас гор время от времени сверкали молнии, но гроза была далеко. Ближе к вершине очередного перевала увидели обгоревший склон. Пепелище всегда оставляет очень неприятные ощущения, из этого места хочется скорее уйти. Дорога, словно понимая мои чувства, повернула в сторону и повела меня в сторону живого леса. В Казахстане перевалы никак не отмечены особым способом, как, например, это практикуется на российском Алтае, в Тыве или Хакассии. О том, что ты уже наверху догадываешься часто только по тому, что дорога начинает спускаться вниз. Здесь именно так и было. Никаких особо примечательных видов здесь не было. Может было не слишком высоко (всего 1880 м), а может просто с погодой не повезло. Ведь к моменту, когда все собрались на перевале, снова начался дождь.

42

За перевалом ветер уже больше не доставлял особых хлопот, да и ехать вниз даже против ветра, в общем-то, не сложно, особенно если дорога более или мене сносная. На спуске как-то проскочили речку, на которой хотели отобедать, поэтому поехали дальше до воды. Чем ниже мы спускались, тем реже становился лес, а вскоре мы выкатились в местность, где деревьев и вовсе не было. Ближайшая речка оказалась не так уж и близко и подходила к дороге уже после деревни. Ко всему прочему вода в ней была мутная, так что готовить на ней мы как-то побоялись. Андрей с Игорем взяли котелки и поехали искать питьевую воду в деревню. Миссия их увенчалась успехом, хоть деревенские и сказали, что обычно пьют воду из реки, а мутная она из-за дождей. Дров тут не было, да и откуда им взяться в степи, так что нас снова выручали горелки.

Дорога, по которой нам нужно было ехать дальше, просматривалась теперь почти до линии горизонта. Только линия эта пока еще была достаточно близкой из-за горных хребтов, по которым она вилась белой лентой. За разговорами с Иринкой мы даже и не заметили, как начался подъем в перевал.

-1201

По времени мы должны были уже быть около мраморного перевала, но вот дорога, кажется, уже пошла вниз, а Китайские пески еще не видны, может нам еще далеко? Возле нас остановился очередной любопытствующий автолюбитель, следовавший навстречу нам. После уже привычных вопросов и уже почти заученных ответов на них мы узнали, что до верха мраморного перевала осталась еще пара километров. А я то уже думала забежать без велосипеда по склону за дорогой, посмотреть, что там. Оставшиеся километры подъема были совсем халявными. От того, что мы увидели на самом верху, захватывало дух, хотелось прыгать от восторга и кричать от счастья. В одну сторону посмотришь – там горы сине-зеленого цвета. Ближние вершины покрыты лесом, вершины дальних синеют и простираются вдаль до самого горизонта.

-1163

В другую сторону глянешь – там желто-белые песчаные горы, по которым словно бегут волны. И это только начало, часть обзора закрывает гора, по склону которой сбегает наша дорога.

Высота 1395 м. над уровнем моря. Наверху ждем сбора всей группы. Мы снова растянулись. После озера Маркаколь начались проблемы с велосипедами. У кого-то тормоза давали сбой, у других – проколы за проколами. В общем Дане работы хватало. Перед спуском, который обещал быть скоростным, Даня проверил тормоза на всех велосипедах, мы сделали общее фото и поехали потихоньку вниз. Как я не тормозила, велосипед все равно быстро набирал скорость, от которой уши закладывало мгновенно.

 -1181

Ехать быстро было не столько страшно, сколько жалко. Жалко, что такую красоту пролетаешь мимо. Мраморным то перевал назвали не просто так, каменные осыпи и скалы, нависающие над дорогой, были сами по себе очень красивы – бежевый, желтый, оранжевый – преобладающие цвета на этом перевале. В свете предзакатного солнца цвета становились более мягкими.

-1169

За очередным поворотом вид на китайские барханы Бландыкум стал еще более впечатляющим. Здесь мы решили дождаться Даню.

-1173

Вдоль дороги росли кустики чабреца и лаванды. От этого в сухом воздухе витали пряные ароматы. Пока мы прогуливались, я обратила внимание, что Иринка прихрамывет. Она жаловалась, что нога побаливает, но я не думала, что настолько. Тем временем Дани все не было, и это при том, что он торопился успеть до заката доехать до этого места, чтобы сделать хорошие снимки. На душе было не спокойно. Мы уже даже рассматривали варианты о том, как бы кому-нибудь вернуться на легком велосипеде наверх. Но сдернуть рюкзаки мы не успели. Даня приехал как раз вовремя. Оказалось, что после того, как все тронулись, у него лопнуло колесо. Спрыгнув с велосипеда и вооружившись фотоаппаратом, Данька побежал на вершину холма, расположенного на приличном удалении от дороги. И ведь никто из нас даже и не подумал туда рвануть, пока мы стаяли в ожидании Дани. С присущей ему прытью он преодолел это расстояние в мгновение ока. Впрочем, обратно он прибежал еще быстрее. И где у него батарейка?...

43

Дальше дорога пошла вдоль границы Китая и Казахстана. Странно ехать вдоль колючки и наблюдать вышки на пригорках. На КПП пограничники проверили наши пропуска, переписали данные из паспортов и пропустили нас дальше.

14

Очень скоро после КПП дорогу пересекала красивая бурная речушка, по берегам которой были заросли деревьев. Здесь было бы здорово заночевать. Но прямо через приглянувшуюся нам полянку проходила накатанная дорога, которая вела прямо к воротам воинской части. Так что решили мы ехать до следующей речки. Изначально Даня планировал доехать до Черного Иртыша, но мы уже выбились из графика, да и нога у Ирины болела, так что не в этот раз.

По карте ближайшая речка, распадающаяся на три рукава, должна была быть где-то не очень далеко. Но до села нам попалось пересохшее русло (видимо первый рукав), а местные жители сказали, что речку мы уже проехали, а до следующей - еще не скоро. Поэтому мы набрали во все емкости воды в колонке и направились вдоль тоненького ручейка в сторону гор подальше от села. Этот ручеек в иное время, вероятно, бывает более полноводным. Но нам было хорошо уже и потому, что мы нашли место с пологими берегами его русла, где можно было набрать воды для приготовления пищи и принять водные процедуры. Сегодня был первый ясный вечер с момента начала нашего похода. Пока мы ужинали, на небе начали появляться звезды. Я еще с Укока мечтала заночевать под открытым звездным небом. Но тут как то было не очень уютно. Была вероятность, что с утра к воде потянутся коровы или лошади. Не хотела бы я оказаться спящей на их пути. К тому же наблюдать за звездами помешали бы яркая луна, неожиданно вылезшая из-за гор, темнеющих на горизонте, и усталость, как никак за сегодня мы проехали 72 км.

8 июля. Жара. 84км.

Под утро 8 июля и впрямь через наш лагерь прошла лошадь. Иринка надо мной еще посмеялась, что только я слышу, как кто-то нас навещает, пока мы спим. Мы договорились, что в следующий раз я ее разбужу, когда кто-нибудь придет снова. Но никто больше нас не навещал, равно как и к Ире девочка из ее кошмарного сна на Бурхате больше не приходила J.

Перед тем, как двинуться дальше мы решили заехать в село, прикупить продуктов и зайти в аптеку. Планировали разжиться чем-нибудь, чтобы полечить Ирину ногу и ребячьи ожоги. Но аптеки здесь не оказалось. Поэтому пришлось выкручиваться подручными средствами и тем, что было в наших аптечках. Ира обещала поменьше ходить, поскольку именно при ходьбе сухожилие начинало болеть сильнее. Очень скоро после села хорошая дорога закончилась.

Нет, мы не съехали на грунтовку. Это по-прежнему была типа асфальтированная дорога, только асфальт этот был больше похож на стиральную доску. У меня вообще было ощущение, что по расплавленному асфальту проехали на большом гусеничном тракторе, отпечатки гусениц которого потом застыли. С горок можно было бы разогнаться, но дорога быстро гасила набранную скорость почти до нуля.

11

Ехать почти всю дорогу приходилось стоя, что для меня было своего рода спасением из-за широкого седла. Так хоть ноги не успевали затекать от долгого сидения на нем. Но, наверно, лучше бы уж было ехать просто по грунтовке, чем по такому асфальту. Мы не догадывались, что такая дорога у нас будет очень долго. Начиналась жара, на небе не было ни единого облачка. На первом же попавшемся нам ручье мы остановились набрать воды. Вот мы здесь оторвались. Отметили с опозданием день Ивана Купалы. Не искупались, но хоть пообливались чистой холодной водой из горного ручья.

И тут снова началась засада, стадо ежиков, видимо, прямо перед нашим приездом раскидала свои колючки по дороге. Такого количества проколов в один день в моей походной практике еще не было. Из-за этого мы снова растянулись.

Группа лидеров должна была дожидаться нас у следующего ручья или протоки. Так и случилось. Ребята сидели в тенечке у воды. Но купался только Вадик. Мы с Ирой тоже не могли устоять и полезли в воду. В камышах что-то подозрительно хлюпало, как буд-то кто-то большой заглатывал огромными глотками воду. Уж не крокодил ли там J... Проверять мы не стали, но и из воды нас просто так не выкуришь. Плавать тут было сложно, коленками можно было стукнуться о дно, но поплескаться получилось. Пожалуй, первый раз с начала похода. У воды я вспомнила, что у меня есть описание пути до Киин-Кериша к тайнику геокешеров. Там значилось, что нужно доехать до 79 км от Курчума, где нужно было свернуть направо. Купались мы рядом со столбиком с отметкой 82, но по ландшафту было не похоже, что скоро нужно будет сворачивать. Ну что гадать – нужно ехать дальше.

49

Прямо около отметки 79 км. сверток был, но на нем не было указателя на Аманат, зато мимо на наше счастье проезжали геодезисты, которые показали нам свою подробную карту со всеми проселочными дорогами. Ехать нам, как оказалось, было еще далеко. Но самую жару мы переждали на ручье. Ветер, дувший нам навстречу еще до обеда, стал еще сильнее. Решили ехать в плотной группе, чтобы меньше уставать. За Максом и Даней ехать было совсем легко, мы даже предлагали им ехать быстрее, на что Макс только слегка кряхтел, но продолжал крутить. На развилке стало ясно, что только теперь мы выехали на дорогу до Курчума и что до 79 км. ехать еще очень прилично, но уже смеркалось, и нужно было искать место для ночевки. Но ни воды, ни укрытия пока не было видно. Увидели деревню и решили заехать в нее, как минимум для того, чтобы разжиться запасными пластиковыми бутылками и набрать в них воды. Мимо нас пробежал в сторону села табун лошадей. Так грациозно они скакали, словно красовались перед нами. Их длинные гривы развивались на ветру. Макс пытался их опередить, чтобы успеть их сфотографировать, но где уж нам велосипедистам ровняться с лошадьми, да еще по такой дороге.

На краю деревни мы увидели колонку. В ближайшем к ней доме попросили пустых пластиковых бутылок. Хозяйка оказалась весьма общительной дамой. Она не только нашла для нас пустую 5-ти литровую бутылку, но и помогла нам справиться с колонкой, которая оказалась с секретом. Чтобы добыть из нее воду, в нее нужно было сначала залить воды и прокачать. Причем качать необходимо, не останавливаясь до тех пор, пока не наберешь желаемого количества воды. Пока наполняли имеющиеся емкости с водой, очередной раз отвечали на уже привычные вопросы. Наши ответы снова удивили местных жителей. Им было не понятно, что можно смотреть в пустыне: «вот Маркаколь - это курорт, вот куда ехать надо…». Хозяйка приглашала нас заночевать у нее в доме, но мы собрались ехать дальше, все еще лелея надежду на то, что заночуем у родника на повороте к Киин-Керишу.

Но солнце уже близилось к горизонту. Мы отъехали совсем недалеко от деревни и слева от дороги увидели небольшой водоем. Из зарослей камышей даже вылетела пара каких-то крупных птиц, типа журавлей или цапель (я не успела их толком рассмотреть). Решили, что искать в темноте родник не очень разумно, и что холмы, выступающие за озерцом, могут стать неплохим укрытием и от ветра, и от любопытных глаз. Лагерь поставили внутри большого котлована. Было ощущение, что раньше, здесь что-то добывали открытым способом, но углубились при этом не слишком глубоко. Наш лагерь сторожила каменная лягушка (на одной стенке нашего оврага выделялся крупный камень по форме напоминающий очень большую лягушачью голову).

46

Закат был живописный, но его мы с Иринкой прозевали, пока смывали с себя пыль казахских степей на озере. Как только солнышко село, ветер стих, и вскоре его совсем не стало, на небе появились звезды – самое время ложиться спать, тем более, что и костра то у нас не было из-за отсутствия дров в округе. За этот день мы проехали 84 км.

 

9 июля. В поисках города Духов. 70км.

После завтрака снова вернулись в деревню для пополнения запасов воды и посещения местного магазина. В деревню въехали другой дорогой. По пути попались колонки, старые телеги, аккуратно сложенные кучи кизяка выше человеческого роста.

Но в первой колонке набрать воды у нас не получилось. Чтобы не тратить зря остатки воды, поехали искать более сговорчивую колонку. Игорь с Дашей решили ехать вперед, т.к. у них оставалось 1,5 л. воды на двоих, а до родника, со слов местных, было всего 10-15 км. Они должны были ждать нас у родника или у поворота на Аманат (в зависимости от того, что будет раньше). Мы же завошкались в деревне. Сначала у Андрюхи снова был прокол, потом искали продавщицу, чтобы она открыла магазин, потом что-то случилось с Ириным велосипедом.

47

Чтобы уж все не стояли, Даня отправил нас четверых вперед, обещая вскоре нагнать. По утренней прохладе ехалось бодро, правда, было это не долго. Чем выше поднималось солнце, тем становилось жарче, тем сильнее дул встречный ветер. Он, видимо, здесь всегда дует в одну сторону (от Зайсана в сторону раскаленной на солнце пустынной степи). Окружающие пейзажи глаз вовсе не радовали. Все одинаковое – серо-желтое, глазу зацепиться практически не за что. Поэтому так радовали и удивляли совершенно неожиданные мелочи, попадающиеся на пути: будь то одинокий подсолнух, выросший на обочине и совершенно не понятно, как здесь выживающий, или островки необыкновенно пахучих цветов, присутствие которых по близости выдает именно запах, а отнюдь не яркая окраска и буйство зелени, и, наконец, небольшие пятна влажного грунта, время от времени, встречающегося на дороге. Боже, они то как не высыхают по такой жарище?

15

Мы уже проехали 10 км, потом 15 км, но никакого родника у дороги мы еще не видели. Даши с Игорем тоже не было видно даже на горизонте. К дороге начали подступать небольшие холмы. Справа от дороги начали появляться очаги красных глин.

-1213

Значит Киин-Кериш где-то рядом. А вот и красная горка. О ней говорил велосипедист, которого мы встретили еще у Катон-Карагая. Около нее нужно было сворачивать влево, чтобы попасть в Киин-Кериш. Но Даша с Игорем этого разговора не слышали и потому уехали, как и договаривались, дальше. В принципе, даже если бы они и остановились здесь, мы все равно бы вынуждены были проехать этот сверток в поисках воды. После красной горки по склонам холмов справа от дороги начали появляться островки зеленой травы, значит вода где-то рядом. Мы с Максом даже поднимались к одному из таких островов, в надежде найти воду, но там было сухо.   

-1209 

Во фляжках оставалось по глотку. Полторашка – неприкосновенный запас, нужно терпеть. Первую заброшенную ферму мы обошли по кругу. Было странно ходить по тропинкам меж пустых строений. Тут был и загон для скота, и летняя кухня с очагом, на крыше дома даже стоял детский велосипед.Через заросли колючего кустарника тропинка привела нас к колонке, в трубе поблескивала вода. Мы с Максом попытались добыть живительную влагу, но безрезультатно, только фляжки зря опустошили.

-1211

На следующей брошенной ферме обстановка была очень похожая, но воды мы там тоже не нашли. Ко всему прочему мы помнили о том, что у родника должны были быть парковка и знак с указателем на родник. Ничего похожего и в помине не было. Третья ферма выглядела самой обжитой, но у нее мы даже не притормозили, а как оказалось, зря. Сразу после этой фермы был затяжной подъемчик в гору, сразу за ним мы увидели стоящую на обочине волгу, ее водитель пытался что-то починить. Он нам рассказал, что Игорь с Дашей проехали дальше, что воду мы проскочили, что именно на последней ферме была артезианка, которая работает круглый год, что дальше вода будет очень не скоро, что поворот на Киин-Кериш мы тоже проехали, но что можно свернуть и дальше, только по грунтовке дорога будет вести нас в обратную сторону. Макс поехал за Дашей с Игорем, которые, судя по столбикам у дороги, должны были быть в паре километров от нас. К тому моменту, когда они вернулись, нас догнали и Ира с Даней. Все вместе мы поехали обратно к ферме. Обратно ехалось легче (ветер в спину + под горку).

17

У поворота на ферму и вправду когда-то был знак, теперь тут остался только белый столбик от него, да и парковки как-то я тут не наблюдала. Тем не менее, вода была (ферма находится примерно на 85 км. от Курчума). Сначала она показалась такой вкусной… Я пила и пила, никак не могла остановиться. И как только в меня разом могло столько влезть? Только на третьей фляжке я начала чувствовать металлический привкус воды. Значит – напилась J Здесь мы решили переждать самое жаркое время, тем более, что до Киин-Кериша оставалось не более 30 км. Прятаться от солнца было негде. Дерево, которое росло у скважины, тени практически не отбрасывало, зато прямо по его кроной поджидали своих жертв крупные слепни. Поэтому мы обосновались прямо у воды. Благо ее наличие в большом количестве позволяло вдоволь поплескаться. Около 4 часов местного времени у воды началась суета.

50

Сначала к нам спустились коза со своим любопытным сыночком. Мы только и успевали подбирать с земли свои вещи, чтобы их не попробовали на вкус. Почти следом за ними степенно пришел табун лошадей с подросшими жеребятами. Они как то очень организованно выстроились вдоль желоба, по которому вода стекала к огороду, и неторопливо пили воду, делая вид, что нас нет.

18

По окончании водопоя они резво ускакали обратно, а люди так и не появились. Мы же собрались, наполнили все имеющиеся емкости и поехали дальше.На повороте на Аманат мы съехали с основной дороги.Дальше начинался грунт. Ехать по этой грунтовке было гораздо приятнее, чем по разбитому асфальту, да и дорога, казалось, шла под уклон. На горизонте появились красные скалы – нам туда. Нужно успеть до начала заката, чтобы сделать удачные снимки. Макса уже ничего не держало. Он видел цель и рвался к ней. Угнаться за ним мог разве что Даня, но он ехал замыкающим. Пара последних километров до нашей цели были самыми изматывающими: ехать пришлось по рыхлому, сухому песку, скорости резко упали, местами мне было проще пройти пешком, чем пытаться вкручивать. И если у воды мы еще планировали ночевать у Зайсана, то доехав до Киин-Кериша, Даша сказала, что сил у нее больше нет. Поэтому мы решили не торопиться и заночевать здесь, благо на ужин у нас было достаточно воды, да и рассвет было бы неплохо встретить в этом абсолютно умопомрачительном месте.

-1277

Говорят, что возраст ландшафтов этого места оценивается в 15-30 млн. лет, что эти древние красные скалы хранят в себе отпечатки и окаменелости древних растений и животных. Интересно, что Киин-Кериш находится словно в воронке. Поэтому на самой верхней точке открывается завораживающий вид на весь массив и на просторы его окружающие.

-1237

Словами передать чувства, которые вызывает это место сложно. Здесь теряется ощущение реальности. Входя в этот нерукотворный город, словно пропадает связь с привычным миром. В моем представлении поверхность Марса могла бы выглядеть именно так.

62

Настолько это было необычно для земных пейзажей. Ветер и дожди долгие годы создавали шатры из белой глины в окружении более сглаженных холмов из красных глин. Между шатрами и холмами вода прорезала целые улицы, по которым можно бродить, как по таинственному лабиринту. На верхних этажах живут стрижи, крики которых словно разрезают тишину, царящую здесь.

19

Ветра здесь не было вовсе. И не только внизу, что было бы понятно, но и на самой верхней точке, откуда, как на ладони был виден весь Киин-Кериш. Это место очень способствует возникновению в голове философских мыслей, но говорить вовсе не хотелось. Было здорово сидеть на самом верху и смотреть в тишине вдаль.

20

Думаю, каждый думал о своем. Но уверена, что мысли эти все были о чем-то добром. По глине оказалось очень приятно ходить босиком, но только в тех местах, где по поверхности не было россыпей мелких камушков. Скудная растительность попадалась лишь на входе в глиняный город. Был здесь и саксаул, и растения, похожие на маленькие деревца. Интересно, как они умудряются выживать здесь…

-1224

Кстати, Киин-Кериш пользуется дурной славой. В частности его еще называют городом духов, т.к. здесь, по слухам, совершали ритуальные убийства, принося людей в жертву. Путешественникам даже не советуют здесь ночевать, т.к. место обладает мощной злой энергетикой. Но я не почувствовала ничего того, что могло бы насторожить.

21

Очень жаль, что в этом удаленном древнем месте, видны следы пребывания посетителей: бутылки, пакеты, бумажки… Даже попался на глаза деревянный ящик. Последнее было нам на руку. Обойдя окрестности, мы насобирали разных палок для разведения костра, на котором готовили ужин.

-1285

После ужина воды у нас не осталось. Утром, после встречи рассвета нам нужно было очень быстро собраться и успеть доехать до воды, то бишь до озера Зайсан, до начала жары. Точной дороги мы не знали, думали, что проехать нужно будет около 25 км. Чтобы не терять утром время на сборы, лагерь ставить не стали, ночевали без палаток, расположившись прямо на глине, подстелив под себя кариматы. Небо было звездным, но смотреть в него долго у меня не получилось, я быстро уснула.

65

10 июля. Шекельмес и оз. Зайсан. 75км.

Подъем 10 июля был ранний - часов в 5 утра местного времени. Быстро собрались и побежали на точку, которую с вечера присмотрели для встречи рассвета. Уселись все рядышком, как в театре, и замерли в ожидании первых лучей солнца. Постепенно становилось все светлее, но горизонт практически не менял своего цвета, только далекие горы прорисовывались все более четко. Потом слегка подсветились тучи, закрывшие своей массой восточную часть неба. Так мы и не дождались сказочного рассвета. Сделали групповое фото на память и поехали до воды.

64

Рисковать в поисках короткой дороги не стали. Это было чревато ввиду отсутствия запаса воды. Хотя в нужном нам направлении уходила не одна дорога от Киин-Кериша. Решили что самая короткая дорога – известная дорога, и поехали до развилки, где мы свернули с пути на Аманат. Примерно через 25 км. к дороге на Аманат начали примыкать те самые дороги, которые мы видели у Киин-Кериша. Было немного досадно из-за того, что мы сделали такой большой крюк. К 9 утра мы таки добрались до поселка. Увидели колонку и хотели набрать в ней воды, но оказалось, что вода в колонках здесь бывает строго по времени, и что народ уже стоит в очереди в ожидании, когда пойдет вода. И это при том, что село стоит на берегу озера, вода в котором повсеместно является питьевой. Магазин должен был открыться примерно через час, но весть о нашем прибытии быстро долетела до владельца магазина, и он открылся уже минут через 10 после того, как мы «припарковались» у его крыльца. Хлеба в нем не было. Его возят по селам из Курчума. Прикупив вкусняшек на завтрак, мы поехали к воде подальше от села.

22

Зайсан меня разочаровал. Как мы радовались, когда на горизонте стала виднеться водная гладь. Казалось, что сейчас мы увидим древнее озеро, которое еще называют озером – Драконом за его древний возраст (считается, что Зайсан старше Байкала), с длинными пляжами из белого песка, с чистейшей водой, с живописными берегами. Если бы я чуточку больше прочитала до поездки и уловила не только то, что помогло создать в моем воображении образ такого райского уголка, то разочарования бы, наверное, не было… И что же мы увидели в итоге: достаточно высокие берега, которые близ Аманата превратились в стихийную свалку, широкая песчаная полоса, отделяющая кромку воды от берегов. По песку вдоль всего берега прибоем нанесены кучи тростника, в которых были напутаны останки рыболовных снастей (веревки, лески с грузилами и крючками). Да, оно огромное, линия горизонта, как на море, чиста и демонстрирует округлые формы Земли.

67

Но вода из-за сильного прибоя и песчаного дна оказалась мутной, пить ее в сыром виде не хотелось, но в качестве чая пошла хорошо. После завтрака, который сготовили на костре из того самого тростника, мы решили искупаться. Оказалось, что вода теплющая, а набор глубины очень малый - мы прилично ушли от берега, но все еще не было даже по пояс. Несмотря ни на что, мы составом, не пострадавшим от борщевика, вдоволь набултыхались в крупных волнах Зайсана. Потом на берегу под шум прибоя я даже умудрилась уснуть. Солнце в этот день пряталось, словно за дымкой. Небо было серое, у воды жарко не было, но велосипедный загар я сровняла, даже слегка припалилась местами. Данька дрых, зарытым в песок, странно, что он даже и не сопротивлялся тому, что его закапывают. Так, слегка поворчал… В ничегонеделании мы провели большую часть дня. Ближе к вечеру поехали в Шекельмес на ночевку. Ехать оставалось около 25 километров вдоль берега по укатанным грунтовкам. Дорога постепенно набирала высоту. По пути нам попалось кладбище брошенных рыбловецких корабликов. Они стояли на песке далеко от воды. Зрелище было жалкое. А вообще, говорят, что в Зайсане очень много рыбы. Мы не проверяли…

69

Перед тем, как увидеть Шекельмес, нужно было забраться на достаточно крутую горку. Где-то здесь спрятан тайник Геокешеров.

Мы честно ходили с фотографиями местности, но куста, о котором писал хозяин тайника, на горе мы не нашли. Начинался закат и решили не тормозиться с дальнейшими поисками, а спускаться к воде, чтобы успеть полюбоваться еще одним глиняным городом.

-1313

От Киин-Кериша он отличается размерами и цветом глин. Здесь преобладают бело-желтые глины с красными прожилками, в отличии от пылающих алых глин «долины духов». Плюс Шекельмес находится прямо на берегу Зайсана.

Здесь берег оказался каменистым, а вода – заметно прозрачнее. Мы выбрали шикарное, как нам тогда казалось, место для лагеря. Мы только не учли, что оно совсем не было закрыто со стороны озера. По берегу насобирали дров. К берегу можно спуститься даже на автомобиле, от этого по прилегающему пляжу постоянно натыкаешься на следы человеческого присутствия, палки, бутылки, бумажки… Собственно, в том числе и поэтому с дровами на этот раз у нас проблем не оказалось. Мы с Иринкой решили искупаться еще и на этом пляже, особенно после того, как обнаружили, что вода здесь заметно прозрачнее. Кайф нам кое-кто обломал слегка, ну да ладно, зато посмеялись.

70

За ужином ребята постоянно долбили двухвосток. Они им чем-то мешали. Но и правда, я раньше нигде не видела их в столь большом количестве. Сидеть долго у костра не пришлось, дрова нужно было сберечь на утро. Поэтому снова улеглись достаточно рано.

Пробег за день составил 75 км.

Ночь принесла новые испытания духа, как минимум моего. Сначала ветер прибил в лагерь пустые пластиковые бутылки. Постепенно усиливаясь, он начал гонять их вокруг палаток, т.к. дальше им деваться было некуда - вокруг были глиняные горы. Игорь не выдержал первым, он вылез из палатки, собрал летающие бутылки и чем-то их придавил. Ветер становился сильнее и трепал палатку так сильно, что у меня было полное ощущение, что сначала сорвет тент, а потом и мы полетим втроем прямо в палатке. Уж насколько Даня крепко спит, но и то, он проснулся и полез натягивать стропы, которые мы на стали привязывать, избалованные местным климатом. Ребячья палатка вообще не стала тент натягивать с вечера, вот у них веселуха, наверное, была. Ветер напрягал, но еще больше пугала мысль о том, как мы будем выбираться по глине, если пойдет дождь. Ночью дождя не случилось.

 

11 июля. Выбираемся в цивилизацию. Курчум. 104км.

На рассвете Макс попытался нас поднять, т.к. мы хотели снова полюбоваться рассветом, но когда услышали, что все небо в тучах, забили и продолжили утренний сон. Макс же все это время бродил по Шекельмесу в погоне за интересными кадрами. После завтрака мы по сухой дороге выбрались наверх. И как только мы тронулись в путь, стало накрапывать. Было тепло, но достаточно хмуро. И слава Богу, что солнце закрывали облака. Иначе бы нам снова пришлось тяжко, а так было лишь слегка душновато. Сегодня по плану мы должны были добраться до Курчума. Это примерно 100 км. пути.

48

Около очередного села, что на берегу Зайсана мы встретили местного участкового, который после обычных для этих мест расспросов и проверки документов, рассказал, как покороче выехать на трассу до Курчума, и что накануне встретил группу из 3-х велосипедистов в районе Аманата. Это были те самые бийчане, которые выехали раньше нас по более длинному маршруту, теперь они отставали от нас на сутки. Мы все еще думали, что они нас нагонят при нашей то нерасторопности. Примерно через 10 км. от села начался асфальт – гребенка, но знаков с изображением «верблюдов» больше не наблюдалось J. В момент, когда дорога снова приблизилась к Зайсану, а впереди она явно уходила далеко вправо, решили остановиться на обед. Берег оказался еще менее привлекательным, чем у Аманата. Он был весь устлан ракушками: и в воде, и на суше. Дно илистое, но из-за обилия ракушек, ноги в него проваливались редко. На берегу валялась огромная сеть, в которой уже высохли на жаре караси, да в таком количестве… Значит, рыбы здесь правда много. На тростнике снова вскипятили чаю. За водой пришлось идти далеко. Здесь оказалось еще более мелко, чем на предыдущих наших остановках, но и волн здесь совсем не было. Чтобы не поранить ночи, в воду ходили только в обуви. Купаться здесь не пришлось, но не окунуться я не смогла. И правильно сделала. Это я поняла, как только мы снова вышли на дорогу, которая к тому времени успела накалиться, как сковорода. Даня обещал, что вот-вот должна быть речка, но ее что-то совсем не было видно. А нажарились мы уже прилично. Вдруг я увидела каскад водоемов с синей водой, по берегам рос камыш. Когда мы с Максом только подъехали к дамбе, от берега из камышей вылетела утка. Быть у воды в жару и не искупаться. К тому же дно с берега выглядит привлекательно, камушки видно, правда недалеко, но там может сразу глубоко… Втравить в купание я могла только Даню, да и только он мог решить останавливаемся или едем до Курчума, чтобы успеть до закрытия магазинов. Даня сказал, что 5 минут ничего не решает. Пока он слезал с велосипеда, я уже вошла в воду. Шаг – нормально, второй – под ногами камушки, третий – вязкая глина, значит надо оттолкнуться и плыть, дальше будет глубоко - подумала я и воплотила свою идею. Но глубина не набралась ни через один гребок, ни через второй. Коленками я влипала в илистое дно, в воде поднялась жуткая муть и вонь соответствующая. Даня, ясное дело, после увиденного в воду не полез. Как я выскочила из воды, я уже не помню. Помню, что судорожно начала соображать, где бы теперь отмыться. Благо мы стояли на дамбе и через дорогу в воде стояла бетонная плита, с которой можно было черпать воду, не касаясь дна. Там-то я и смыла с себя остатки ила. Не поплавала, зато повеселила народ и сама остыла слегка.

68

Вскоре после этого инцидента гребенка закончилась, начался весьма сносный асфальт. Только вот мы так и не поняли, почему местные все равно предпочитали ездить по пыльным обочинам. Речки все не было. Без воды по жаре ехалось тяжело. Зато я себя чувствовала достаточно комфортно, пока купальник оставался влажным. Чтобы больше не растягиваться сильно, мы старались ехать вместе. Получалось очень медленно. Мы даже начали петь песни. В первом поселке после выезда на нормальную дорогу была речка, но она была достаточно мелкая, так что пить из нее сырую воду было бы рискованно. Мы свернули в село и в первом же дворе нас угостили колодезной водой и наполнили все наши емкости. До Курчума оставались считанные километры. И вот она – цивилизация, машин стало заметно больше, потом пошли по обочинам магазины, потом светофоры. Как-то даже теряешься сначала в толчее машин после недельного бродяжничества по дорогам, свободным от железных колесниц. В магазинах полнили запасы основных продуктов, а за хлебом нужно было ехать в пекарню, т.к. хлеба в магазинах не было. Но нам по сути все равно было по пути. У пекарни мы увидели очередь. Встали в нее. Народ за хлебом сюда приезжает на машинах, и берет отнюдь не по одной буханке. Прямо перед нами окошко пекарни закрылось. Хлеб закончился. Но это всего лишь означало, что нужно ждать следующую партию. Ждать пришлось минут 20. Зато в очереди мы были первые. Взяли сразу 10 буханок – еще горячих и таких ароматных. Этот аппетитный запах и сытого мог бы свести с ума, а мы уже порядком проголодались. Поэтому одну буханку слупили в мгновение ока, практически не отходя от окошка выдачи хлеба. Интересно, что о нас думали в этот момент местные, приехавшие за хлебом.… Ноги за день уже натрудились прилично и после получасового стояния на месте уже совсем не хотели начинать крутить заново. Но все ж таки мне удалось их раскатить снова. Главное - больше нигде не тормозиться надолго до остановки на ночь. Ехать пришлось еще примерно 5 км. Остановились на реке Курчум (суточный пробег составил в общей сложности 104 км). Сразу после моста есть сверток налево, который ведет на обширную поляну на берегу речки. Речка чистая, бурная, прохладная, но мелкая. Поплавать не получилось, но окончательно отмыться от ила удалось легко. Да, в ней же живут кусачие рыбки. Как только останавливаешься, стайка сразу начинает щипать тебя за ноги. Прикольные такие ощущения. На противоположном берегу росли деревья. Там ребята и надыбали для нас дров. Закат сегодня был красивый, но линия горизонта была в столбах линии электропередач и в проводах, так что фотографировать особо было не интересно. Да и нужно было убирать камни с места предполагаемой постановки палатки. А камней было полно и все -крупные. Как мы с Ирой не старались убрать особо торчащие валуны, ночью все равно каждому под бок досталось по булыжнику. Я так и спала в позе буквы зю, завернувшись вокруг одного из них. Несмотря на это, в эту ночь спали мы что-то долго. Легли относительно рано, т.к. комары жрались очень уж беспощадно, а встали поздно. Бийчане, наверное, уже нас обогнали. Их мобильные были вне доступа.

 

12 июля. Бухтарминское водохранилище. 84км.

Утро выдалось хмурым. Все небо было покрыто облаками. После завтрака неспехом поехали дальше. Оставшиеся два дня нам нужно было ехать вдоль Бухтарминского водохранилища. Был у нас дополнительный вариант пути через горы. Но погода явно не способствовала тому, чтобы этот план был реализован. По мере удаления от Курчума рельеф местности начал меняться. Сначала дорога побежала слегка вверх, потом пошли небольшие спуски и подъемы. На одном из таких очередных подъемов открылся красивый вид на водохранилище. Оно, кстати, образовалось после строительства ГЭС на реке Иртыш. После сооружения плотины уровень воды в озере Зайсан поднялся на 7 м, и теперь оно является частью водохранилища. Но восприятие водоема, открывающегося нашим глазам за каждым новым поворотом, было совсем иное, нежели древнего озера (даже, несмотря на отсутствие солнышка на небе). Вокруг появились приятные глазу цвета. По обочине снова начали попадаться ароматные кустики чабреца. На подступах к воде временами простирались зеленые поля, кое-где попадались и заросли диких цветов. Воду по пути брали на речках, которые попадались нам по пути. Это уже были горные реки с чистейшей и холодной водой, по ней мы уже успели соскучиться. Вокруг постоянно появлялось такое множество мелких деталей, что глаз просто не успевал отследить их все ввиду того, что мы как-никак ехали на велосипедах.

26

Ближе к обеду стало понято, что дождя нам не избежать. Поэтому выбрали удачный съезд к воде, где решили развести костер на тростнике, которого здесь было тоже вдоволь. Дно в водохранилище в том месте было галечное. Вода чистейшая и теплая, несмотря на серебристо-металлический цвет, который издали казался признаком холодной воды. Я решила искупаться, пока не было дождя. Вылезать из воды не хотелось, ветер, который внезапно поднялся на берегу, неприятно холодил кожу. Но в итоге, я все же выбралась, да и одной купаться было не слишком весело. Почти сразу после того, как мы успели перекусить, дождь добрался и до нас. Мы думали сначала переждать его у костра, благо тростника было много, горел он хорошо, тепло от него было. Но небо не предвещало скорого изменения характера погоды, и мы покинули этот гостеприимный берег и по дождю поехали дальше. Асфальт к тому времени уже давно закончился. Радовало то, что мы снова были в горах, что за каждым очередным подъемом или поворотом появлялось что-то интересное. А горы здесь необычные. Вдоль дороги появлялись нагромождения камней разных размеров и форм.Иногда было полное ощущение, что отдельные камни были словно оплавлены.

27

Другие были похожи на вылепленные из какого-то пластичного материала скульптуры. В таких местах можно хорошо тренировать воображение, т.к. постоянно взгляд цепляется за необычные образы, тайну которых разум пытается разгадать.А если еще и закрыть глаза, то в окружающей тишине становятся слышны успокаивающие размеренные звуки прибоя. Они особенно явно слышатся вблизи заливов или островов со скалистыми берегами.

23

Примерно за 49 км до Большенарымского произошла очередная авария. У Андрюхи велобагажник развалился на 5 частей. К тому времени мы проехали уже 84 км. Даня с Андрюхой остались ремонтироваться, а мы проехали чуток вперед в поисках места для ночевки. Выбранное место оказалось труднодоступным, но вполне уютным. Нас не было видно с дороги, да и лезть сюда в голову могло прийти, наверное, только нам.

Даня неожиданно быстро справился с поломкой (в ход пошла технология ремонта, придуманная в начале похода в борьбе за жизнь моего багажника). В итоге багажник Андрюхи был сплошь замотан резиновыми лентами из велосипедной камеры, края которых были аккуратно завязаны в бантики. Здорово, что Андрюха доехал с этим багажником до конца маршрута.Прелесть выбранного места в полной мере мешал оценить моросящий дождь, под аккомпанемент которого мы ставили лагерь, собирали дрова по горам, готовили ужин и в конечном итоге легли спать. Единственное, что смущало, так это то, что вода могла подняться и добраться до наших палаток, т.к. песчаный пляж, который мы облюбовали, был достаточно маленьким. Но этого не случилось.

 

13 июля. Большенарымское. Окончание веломаршрута. 50км.

К утру перемены погоды не случилось. Красивого рассвета снова не было. Хорошо еще, что с неба пока ничего не капало, но вокруг все было мокрое. Поэтому, пока мы выбрались на дорогу с места ночевки, все снова были сырыми. Но нам везло с тем, что было тепло.

29

Кстати замечу, что район 50-го километра (+- примерно 5 км) от Большенарымского – самый удачный для стоянки. Дальше таких приятных мест мы больше не встречали. Т.к. горы постепенно удалялись от кромки воды, деревьев становилось меньше, а берег отлично просматривался со стороны дороги. За 35 км до Большенарымского начался асфальт. Это было неожиданно и очень приятно. Скорость сразу выросла, появилось желание погоняться… К нашему великому неудовольствию хорошая дорога закончилась всего через 12 км, а дальше была жесткая гравийка до самого окончания нашего веломаршрута.

Замечу, что казахи как раз строили этот участок дороги, причем весьма активно, с большим количеством техники. Так что есть шанс, что в следующем году этот кусок дороги будет дарить путешественникам только позитивные эмоции. В этот день ехать было особенно грустно, т.к. с каждым километром приближался конец нашего путешествия. 50 км. проехали как-то уж очень быстро. В Большенарымском можно поменять рубли на теньге, но когда мы пришли в местный банк, то увидели очередь, которая напомнила мне времена, когда в ходу были талоны на разные товары. Хорошо, что у Макса с собой была карточка, с которой через банкомат сняли наличность. Пополнить счет местного мобильного телефона здесь можно почти в любом магазинчике, но комиссия – 15% от суммы платежа.

Итого общий пробег на велосипедах составил 765 км.

30

После обеда мы загрузились и поехали в Барнаул. А бийчане все еще крутили педали, так мы и не пересеклись. К вечеру мы успели проехать Усть-Каменогорск. Временами шел дождь, вокруг все было мокрое, а небо – серое и низкое. Нужно было вставать где-то на ночь, а подходящего места все никак не попадалось. Впереди появились горы. Здорово было бы заночевать здесь, но подъехать к ним оказалось непросто. Казахи распахали землю под поля до тех пор, пока, видимо, техника могла въехать. Дорога то наверх была, только вот ровных горизонтальных площадок рядом не было. В итоге решили ставить палатки прямо на дороге, которая шла по краю поля вдоль лесополосы. В посадках было достаточно дров, чтобы развести костер. На нем мы и приготовили ужин. Воды рядом не было, но и этот вариант Даня просчитал, закупив в Усть-Каменогорске питьевой воды про запас. Долгих посиделок у костра снова не получилось. Начал накрапывать дождик. В эту ночь Даня предусмотрительно решил ночевать в машине. Он, наверное, выспался, но потерял столько острых впечатлений…. Дождь ночью усилился, по дороге потекла вода. Я проснулась от грозы, а потом меня смутило журчание. Под краем палатки в ногах текла река. Мой рюкзак, который был опрометчиво оставлен в тамбуре, стоял «по колено» в грязной воде. Она уже начала набираться и вовнутрь. Переставлять палатку под дождем в темноте было глупо, да и место было только на дороге, превратившуюся в речку. Но мы то с Ирой ставили палатку, максимально запихивая ее под ветки деревьев. Ребята же поставили ее прямо посередине, т.е. они, видимо, ощущали себя, словно на плоту. Здорово, что тент был хорошо натянут и с потолка не капало. Ну и дно палатки на удивление воду не пропускало. После окончания операции по спасению вещей, мы уснули.

 

14 июля. Граница и возвращение в Барнаул

Утром 14 июля вода на дороге осталась местами. Под палатками и рядом с ними ее уже не было, но было грязно. Такого грязного рюкзака у меня не было даже в дни, когда мы ехали под дождем. Да и некоторые вещи весь поход оставались сухими, а теперь были мягко сказать – влажными. Сушить некогда. Нам еще предстоит перейти границу. Если повезет, то можно будет остановиться на обед в Савушках. Нам не повезло. На границе мы потерял более 4 часов. Погода стояла солнечная и жаркая. Даже не верилось, что до этого несколько дней подряд нас мочило дождем. Да и вообще было полное ощущение, что он («дождь») нас преследовал всю дорогу, отстав ненадолго только пока мы были близ Зайсана. Собственно на Савушки мы не попали, после границы мы практически без остановок доехали до Барнаула. Было бесконечно грустно от того, что наше путешествие закончилось так быстро, что через несколько часов мы все разъедемся далеко друг от друга. Что в ближайшее время мы уже не услышим привычные вопросы: откуда и куда мы едем. Расставаться всегда грустно, но это ли не повод для новых встреч, поиска новых маршрутов, погони за новыми приключениями и впечатлениями. А они обязательно будут. Я в это верю.

66

Автор отчета: Козлова Наталья    Фотографии: Ананко Данил, Козлова Наталья, Макс Мизя

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 ©2006-2015 Клуб путешествий "Семь дорог"